АСПЕКТЫ ВЕТЕРИНАРНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ПЧЕЛОВОДСТВА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

УДК 94(47):355.48″1941-1945″: 619/638.1
ББК: 63.3(2)622, 48.6-46.91

Матвеев О. Ю.
кандидат ветеринарных наук
пенсионер
Луга, РФ

АСПЕКТЫ ВЕТЕРИНАРНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ПЧЕЛОВОДСТВА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Аннотация

В статье рассмотрены обстоятельства, определяющие проведение ветеринарных мероприятий в 1941- 1945 годах по обеспечению благополучия пчеловодческих хозяйств, их связь с событиями в стране, связанными с войной. Приведены сведения в том числе, из трудов ученых и из печатных изданий того, или близкого послевоенного времени, а также предшествующих войне годов.

Ключевые слова
ветеринарно-санитарные, европейский гнилец, лаборатория, нектарный токсикоз, нозематоз, пчелы

Matveev Oleg Yurievich
Candidate of veterinary Sciences, retiree
Luga, Russia

ASPECTS OF VETERINARY SERVICE OF BEEKEEPING DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR

Abstract

The article examines the circumstances that determine the conduct of veterinary measures in 1941-1945 to ensure the welfare of beekeeping farms, their connection with the events in the country associated with the war. Information is given, including from the works of scientists and from printed publications of that, or close post-war period, as well as the years preceding the war.

Keywords
veterinary and sanitary, European foulbrood, laboratory, nectar toxicosis, nosematosis, bees

В наше время общеизвестно, что залогом высокой продуктивности пасек является профилактика и борьба с заболеваниями пчел. Соблюдение ветеринарно-санитарных норм содержания и кормления пчел, контроль за состоянием пчелосемей, предупреждение заноса инфекции на пасеку, повышение сопротивляемости пчел — составляют комплекс мер, направленных на профилактику их болезней.
В довоенный период при экспедиционном обследовании пасек одного из округов Северо-запада РСФСР установлено, что по пасекам распространен нозематоз. Особенно много таких случаев выявлялось в конце апреля — начале мая при выставке пчел. Имело место также заражение расплода пчел гнильцом. Лабораторными исследованиями устанавливался европейский гнилец. Американский гнилец выявлялся редко. Всего же опрашиваемые 93 пчеловода называли 127 причин гибели пчел зимой и весной, включая недостаток корма, понос, засахаривание и скисание меда, мышей и крыс, безматочность, слабость семьи, сырость помещения, неправильное распределение запасов, замерзание, недостаток свежего воздуха, напад пчел и прочие причины [14, с. 6-9]. Трудностями ведения пчеловодства в довоенный период были также сухая жаркая погода в июле – период главного медосбора, а задержку роста и силы пчелиных семей вызывала холодная весна [8, с. 57].
В военное время в связи с временной оккупацией регионов, где возделывалась сахарная свекла, обострилась проблема частичной замены сахара другими сладкими веществами, среди которых мед занимал одно из первых мест [1, с. 3; 19, с. 484]. В трудные годы войны особое внимание Правительства СССР было обращено на развитие пчеловодства с целью использования естественных природных запасов нектара для переработки его в мед. Мед отправляли в промышленные центры, госпитали, на фронт. Использовался и воск для нужд оборонной промышленности в самолетостроении, при производстве танков, артиллерийских орудий, парашютно-десантного оборудования, электрооборудования, лыжной мази. Применяли его и в медицине [19, с. 484]. В Башкирии довоенный валовой сбор меда с пчелосемьи составлял 23,0 кг, в 1941-1945 гг. вырос до 27,5 кг, из них 12,0 кг товарного меда на пчелосемью. Рекордными сборы меда были в 1942 и в 1943 годах [12, с. 93]. Всего за годы войны пчеловоды республики передали для снабжения армии и населения свыше 5 тыс. тонн меда [12, с. 97]. В Удмуртской АССР в 1943 году план по заготовкам воскосырья был выполнен на 41%, что было связано с отсутствием транспорта – вощину не могли вовремя доставить на заготпункты, в 1944 году план по воскосырью выполнен на 120% [9, с. 7].
В первые военные годы трудности ведения пчеловодства заключались в том, что были захвачены врагом и разрушены заводы по производству пасечного оборудования, были закрыты вощинные мастерские. Оказались захваченными врагом многое районы высокоразвитого пчеловодства, сократилось количество пчелосемей. Перестал выходить журнал «Пчеловодство» — единственное периодическое издание. Большинство мужчин – пчеловодов были призваны на фронт. Их место заняли женщины, подростки, старики. В пчеловодство пришло много неопытных и совсем с ним незнакомых людей [19, с. 485]. В регионах, где не велись боевые действия так же страдало пчеловодство. Так, за военный период на 50 тысяч сократилось количество пчелосемей Башкирии, в том числе на 7 тысяч в приусадебном пчеловодстве. В разгар пчеловодного сезона (роения) пасеки остались без пчеловодов, ушедших на фронт. Только с Башкирской зональной опытной станции пчеловодства на фронт ушли 11 ведущих специалистов. Башкирский Госплемрассадник пчелиных маток, организованный в 1939 году был закрыт. [12, с. 92-93].
С целью увеличения запасов меда и развития колхозного и совхозного пчеловодства, Всероссийское общество охраны природы в порядке помощи подсобным предприятиям, организовало курсы пчеловодства для подготовки кадров по обслуживанию индивидуальных, коллективных и общественных пасек. Для слушателей этих курсов выпускалась брошюра под названием «Библиотечка передового опыта», в которой печатались основные сведения, необходимые для успешного ведения пчеловодного хозяйства [1, с. 3]. В отличие от другой литературы по пчеловодству, задачей этой брошюры было ознакомление начинающего пчеловода с основными приемами, дающими наибольшие урожаи меда и воска при наименьшей затрате труда на работу с пчелами [1, с. 9].
В одногодичных школах готовили заведующих пасеками, а в техникумах – специалистов среднего звена. Широко было поставлено обучение раненых воинов и инвалидов. Пчеловодством стали заниматься большие группы людей, нуждающихся в производительной работе, но не способные выносить физического напряжения, требуемого в ряде сельскохозяйственных работ. Это женщины, подростки и инвалиды. Инвалиды, в частности, могли заниматься пчеловодством, изредка прибегаю к помощи других людей даже в случае потери одной ноги, или одной руки [1, с. 8-9; 19, с. 486]. На пасеках Башкирии трудились сотни пчеловодов-воинов, получивших тяжелые ранения на фронте. В 1943 году один из пчеловодов, работая на инвалидной коляске, добился высоких медосборов [12, с. 95]. Обширная программа мероприятий по пчеловодству была намечена Постановлением СНК РСФСР в мае 1943 года, им был утвержден список учебных заведений по пчеловодству, в том числе Юматовский пчеловодный техникум, закрытый в начале войны и возобновивший работу в 1943 году [12, с. 97]. К 1 октября 1943 г. удалось организовать при Юматовском техникуме школу пчеловодства по подготовке заведующих пасеками и инструкторов пчеловодства с количеством учащихся 100 человек. А так же наладить производство ульев, бочкотары, другого инвентаря в каждом колхозе, занимающемся пчеловодством и издать справочник по пчеловодству тиражом 5 тыс. экземпляров на башкирском и русском языках [6, с. 4].
Научно-исследовательские учреждения по пчеловодству оказывали помощь производству в вопросах повышения медосборов и размножения пчелосемей, а так же внедрения опыта передовиков. Тематика исследований максимально была приближена к нуждам фронта. В разработке темы лечебных свойств меда было задействовано 40 лечебных учреждений – медицинские НИИ, эвакогоспитали и больницы Москвы, Томска, Фрунзе, Свердловска, Рязани, Иркутска и др. городов. В качестве наружного средства для лечения медленно заживающих ран использовался так же прополис [19, с. 487].
Сотрудниками института пчеловодства была предложена кустарная переработка отходов воскобойных предприятий, конечный продукт использовался в качестве заменителя воска при изготовлении обувного крема, необходимого для армии. Это позволило сэкономить воск, необходимый для оборонной промышленности [19, с. 488].
Невысокие средние выходы меда для всей страны в целом объяснялись тем, что в массе пчеловоды плохо владели техникой ухода за пчелами. По мнению профессора, причина этого отставания в том, что руководящие работники и должностные лица пчелоуправления Наркомзема и института пчеловодства были или агрономами, видевшими в пчеле только один из факторов повышения производства семенной продукции сельскохозяйственных растений, или людьми, знакомыми только с мелким любительским пчеловодством дореволюционного времени [1, с. 8]. Случаи низкой продуктивности пчелосемей при неблагоприятных погодных условиях отмечались и в довоенное время [8, с. 57]
Но были во время войны и передовики производства в каждой области и крае. Так, в 1943 году пчеловод в Красноярском крае получил по 190,8 кг меда от пчелиной семьи [19, с. 486]. В Белебеевском районе Башкирии 70-летний пчеловод ежегодно собирал с каждого улья по 60 кг меда. Одна из многочисленных женщин-пчеловодов Башкирии из Благовещенского района в годы войны получала от каждой пчелосемьи по 60-70 кг меда [12, с. 95].
Фашисты нанесли огромный ущерб пчеловодству европейской части СССР. Так, в Белоруссии, Смоленской, Ленинградской, Курской областях пчеловодство было фактически полностью уничтожено. На Украине было истреблено 90% пчелосемей. Полностью был разрушен Таганрогский механический завод пасечного оборудования [19, с. 488]. По мере освобождения территорий были приняты срочные меры по восстановлению пчеловодства и промышленности, обслуживающей его нужды [19, с. 489]. В частности, в Ростовской области на начало 1943 года после ее освобождения было 629 колхозных пасек с 18551 пчелосемьей, на начало 1944 года уже было 879 пасек и 24684 пчелосемьи, на начало 1945 года 1103 пасеки и 33618 пчелосемей [10, с. 3]. В целях быстрейшего развития приусадебного пчеловодства в феврале 1945 года в Башкирии был принят план продажи пчелиных роев (10 тыс. пчелосемей) в индивидуальное пользование колхозникам, рабочим и служащим, в первую очередь семьям погибших воинов Красной армии, инвалидам войны и пенсионерам [12, с. 98]. В 1944 году Уфимский горисполком предоставил Башкирской конторе пчеловодства помещение, в котором разместились административная служба, склад и воскозавод. В июне 1944 года состоялось первое за годы войны в Башкирии республиканское совещание по пчеловодству, на котором были награждены медалью «За трудовую доблесть» пчеловоды, добившиеся в военные годы наилучших результатов [6, с. 4].
О мировом опыте военного времени: профессор Алпатов В.В. ссылается на особенности развития пчеловодства США в прошедшую войну: В Первой Мировой войне 1914-18 гг. в США наблюдался кризис в снабжении сахаром населения, т.к. государству пришлось делиться своими запасами с Англией и Францией. В таких условиях много людей стало заниматься пчеловодством, соответственно, к этому времени относится ряд изобретений в технике добычи меда. В частности, в те годы возникла пересылка пчел пакетами, а также создались способы борьбы с чрезмерным роением пчел [1, с. 9]. Но различия в истории пчеловодства в военное время значительны – территория США в ту войну не пострадала от боевых действий.
В нашей же стране за 4 года Первой Мировой и 3 года Гражданской войн из 6,3 млн. пчелиных семей до войны уцелели только 3,2 млн. [19, с. 437-439]. О развитии пчеловодства, в т. ч. ветеринарного обслуживания в межвоенный период сохранилось описание экспедиции по выявлению причин гнильцовых заболеваний в Лужском округе Ленинградской области. Возможность для экспедиции побывать в каждом районе округа упрощалась тем, что в тот исторический период по округу довольно хорошо были развиты железнодорожные пути. По результатам экспедиции были сделаны выводы о том, что борьба с болезнями возможна только при одновременном внедрении рациональных приемов пчеловодства, усвоения пчеловодами современной техники борьбы с болезнями и, главное, при широкой популяризации предупредительных мер против болезней и вредителей пчел [14, с. 2,10]. В 1933 году по СССР насчитывалось всего 5,0 млн. пчелиных семей; в 1934 г. – 5,3; в 1935 – 6,2; в 1937 – 8,0; в 1938 – 8,6; в 1939 – 9,2 и в 1940 г., перед Великой Отечественной войной в СССР насчитывалось 10 млн. пчелосемей, пчеловодство заняло по своему численному составу первое место среди других стран мира [13, с. 5-6], к концу войны их количество не превышало 5 млн. [15, с. 9]. Так, в Ростовской области фашистами было уничтожено более 60 тысяч пчелосемей, было в корне подорвано восковое хозяйство [10, с. 3]. Но в то же время, пятилетний план восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства СССР предусматривал полное восстановление пчеловодства. В частности, к 1948 году Краснодарский край и Ростовская область уже восстановили свое пчеловодство и являлись зонами по вывозу пчел для других областей [13, с. 6] .
В течении всей Великой Отечественной войны и еще 6 лет после ее завершения, действовала Инструкция Наркомзема СССР от 27 марта 1940 г. «О борьбе с заразными болезнями пчел», где была предусмотрена обязанность ветврача (или по его заданию зоотехника пчеловодства) регистрировать все случаи заразных болезней пчел и вести ветеринарно-санитарный надзор. В случае подозрения на заразные заболевания администрация, или пчеловод обязаны были поставить в известность ветеринарного специалиста и послать подозрительный материал в лабораторию. Кроме того, было подробно расписано о мероприятиях по профилактике и ликвидации заболеваний расплода (гнильцов), но собирательно, без четкого разделения на европейский и американский гнилец. Предусморены были также мероприятия при нозематозе, паратифе и септицемии, акарозе и амебозе. Кроме того, было кратко изложено о перевозке и пересылке пчел и маток [2, с. 563; 3, с. 563-570]. Вновь были введены в действие Главным ветеринарным управлением Наркомзема СССР от 25 мая 1942 г. правила в отношении животных разных видов «О взятии патологического материала и пересылке его для лабораторного исследования», в п. 47 которых предусматривалось для первого исследования на нозематоз за 10-30 дней до выставки пчел посылать от каждой семьи по 50 пчел подмора. Для второго исследования через месяц после выставки пчел из зимовника предусматривалось посылать по 50 живых пчел от каждой пчелосемьи. Пчел от каждой пчелосемьи надо было складывать в отдельный бумажный пакетик, или спичечный коробок, на которых должен был обозначаться номер пчелосемьи, из которой взята пчела. Пакетики, или спичечные коробки для пересылки было необходимо упаковывать в ящик. Для исследования на болезни расплода (включая гнильцы) необходимо было пересылать куски сотов размером 10 на 15 см с возможно большим количеством больных личинок немедленно после вырезки из улья. Кусок сота необходимо было, не завертывая в бумагу поместить в деревянный ящик на планки, чтобы сот не касался дна и крышки ящика. Сам ящик было необходимо завернуть в пергаментную, или вощеную бумагу [3, с. 587].
В Ленинградском ветеринарном институте изучались вопросы профилактики нозематоза пчел. Проведением 60 опытов дезинфекции парами формалина было установлено, что при 10%-ной концентрации паров формалина в камере и пребывании в ней дезинфицируемого предмета не менее 1,5 часа, с последующей обработкой парами нашатырного спирта в течении 1,5 часа, споры ноземы теряют свою жизнеспособность. В производственных условиях дезинфекция парами формалина применялась в Алтайском крае в 1942 году [4, с. 110].
В Научно-исследовательском институте пчеловодства с 1944 по 1946 гг. проводились исследования по биологии и патологической физиологии больных нозематозом пчел в сравнении со здоровыми. В частности, было выяснено, что в летнее время продолжительность жизни пчел, зараженных нозематозом снижается примерно на 30%. Скорость работы на цветках таких пчел меньше, чем здоровых в среднем на 25%. Соответственно, это также отрицательно сказывается на сборе пчелами нектара для переработки в мед и на восковыделении [7, с. 98-100, 101, 106].
В ветеринарной лаборатории Карагандинского совхоза изучены в 1944-45 гг. аспекты пыльцевого и нектарного токсикозов. Имела место гибель пчел, но никаких заразных заболеваний лабораторным исследованием установлено не было. Работ по опылению, протравливанию семян и др. не велось. А наличие специфического неприятного запаха в улье, меде и пыльце лука давало основание диагностировать отравление пчел нектаром и пыльцой цветов бессоновского (репчатого) лука. В засушливое, жаркое лето массив цветущего лука близ пасеки служил практически единственным источником сбора для пчел [17, с. 67].
По предложению проф. В.В. Алпатова в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова в опытах по борьбе с гнильцами пчел использовался сульфатиазол натрия. Препарат представляет собой натриевую соль сульфатиазола; получается она путем растворения сульфатиазола в щелочи. В дозах, необходимых для лечения, он хорошо растворяется в воде и даже в жидком сахарном сиропе. Исследования начаты в 1945 и продолжены до 1947 г. Несмотря на разнообразие условий проведения опытов, выводы относительно эффективности применения растворимого сульфатиазола натрия для лечения европейского гнильца были подтверждены. Поиски новых, более эффективных веществ, как предполагалось исследователем, будут продолжены [18, с. 152, 157]. Так и было, причем в скором времени.
Проведенными в 1951-1952 гг. в Ленинградском научно-исследовательском ветеринарном институте исследованиями была установлена большая эффективность пенициллина для лечения европейского гнильца по сравнению с норсульфазолом натрия, кроме того, установлена возможность его применения и для лечения американского гнильца и смешанных форм заболевания [5, с. 53-54].
В 1944 году Алпатов В.В., Смарагдова И.П. и др. установили, что грамицидин С в концентрации 0,02% задерживает развитие ноземы в кишечнике пчелы. Однако доза в два раза сильнее, является токсичной для пчелы [13, с. 239]. Как следует из вышесказанного, в военное время пусть не всегда удачно, но велись непрерывные исследования по поиску новых более эффективных средств, необходимых для борьбы с болезнями пчел.
В послевоенное время Полтевым В.И. была предложена классификация болезней пчел: по возрасту, по происхождению (инфекционные, инвазионные и незаразные). Незаразные болезни были разделены по причинам, их вызывающим [13, с. 62-63].
Отдельно следует остановиться и на практических успехах послевоенного пчеловодства. К этому периоду наукой и практикой передовиков пчеловодства было доказано, что надо стремиться к созданию сильных пчелиных семей, дающих высокую продуктивность и интенсивно опыляющих сельскохозяйственные культуры. Основными приемами борьбы с гнильцовыми заболеваниями расплода были : а). изоляция больных пчелосемей от здоровых; б). профилактика; в). улучшение условий содержания. Больные семьи были усилены рамками с расплодом от здоровых семей.
Количество пчелосемей на пасеках увеличивали, создавая ранние отводки на запасных зимовалых матках. Оставляли по 20-30% таких маток. Кроме того, в хозяйства Московской области, к примеру, выписали с юга горных кавказских маток. В зимовку шли только сильные семьи не менее, чем на 11 рамках. Кормовые запасы составляли не менее 18-22 кг на пчелосемью. При этом, несмотря на то, что большинство зимовников было в приспособленных помещениях, зимовка сильных семей проходила без потерь [11, с. 39-43].
Новая «Инструкция по борьбе с болезнями и вредителями пчел» была введена в действие Министерством сельского хозяйства СССР 23 июня 1951 г. № И-7. В ней были предусмотрены мероприятия по борьбе с европейским и отдельно с американским гнильцом, с мешотчатым расплодом, с нозематозом, еще с тремя инвазионными болезнями, с тремя видами вредителей пчел и с токсикозами разной этиологии. Кроме того, был в инструкцию включен раздел о взятии и пересылке патматериала для лабораторного исследования взамен раздела в правилах для животных разных видов 1942 г. Кроме правил взятия и упаковки материала при заразных болезнях пчел, были также предусмотрены правила взятия патматериала для исследования на химические отравления. Кроме того, было об обязанностях ветеринарных специалистов осуществлять постоянный ветеринарно-санитарный надзор за пасеками [16, с. 351-361].
Таким образом, в предвоенное время экспедиционным исследованием обстоятельств возникновения и динамики распространения гнильцовых заболеваний расплода пчел, было установлено, что борьба с болезнями пчел должна носить комплексный характер, включая распространение специальной информации среди пчеловодов. В 1933-1940 гг. пчеловодство в СССР успешно развивалось. С началом войны пчеловодству западных областей и республик в составе страны был нанесен огромный вред. В других регионах по всеобщей мобилизации было призвано на фронт много опытных пчеловодов. Были закрыты пчеловодные организации, редакция журнала «Пчеловодство» и профильные учебные заведения. Оставшиеся на местах люди не имели опыта ведения пчеловодства. В частности, в июле, когда идет роение и главный медосбор, надо ловить вылетающие рои и обустраивать их в новом улье. А это требует некоторого опыта и ловкости, а также необходимы запасные ульи. Возможно так же снизить ройливость пчел, но для этого надо срезать лишние маточники, или организовать искусственное размножение пчелосемей, что также требует знаний и опыта. Необходимы так же знания и опыт по правильной организации зимовки пчел и по проведению весенней выставки. Эти факторы, наряду с неблагоприятными погодными условиями не только снижают медосбор, но и могут привести к заболеваниям пчел. А продукты пчеловодства требовались фронту и тылу. Соответственно, в пчеловодство приходили после выписки из госпиталей тяжелораненые и инвалиды, а так же подростки, женщины, старики. Вновь открывались учебные заведения и краткосрочные курсы по пчеловодству. Был налажен выпуск сравнительно легко понятной литературы по пчеловодству. Стимулировался энтузиазм пчеловодов. В течение всей войны велась научная работа по борьбе с болезнями пчел, включая токсикозы. Наиболее часто встречающимися заразными болезнями были европейский гнилец и нозематоз. В военный период для лечения европейского гнильца было начато испытание норсульфазола натрия, а в послевоенный период, когда его несовершенство стало очевидным, был испытан пенициллин. В ходе преодоления в военное время трудностей ухода за пчелами, совершенствовалось мастерство пчеловодов. Соответственно, в послевоенное время для профилактики болезней пчел успешно применялись изоляция пчелосемей, улучшение условий содержание, усиление семей, в том числе с элементами племенной работы, что позволило восстановить пчеловодство в пострадавших от войны и ее последствий хозяйствах. А результаты научных исследований и практики передовых пчеловодческих хозяйств военного и послевоенного времени нашли отражение в новой расширенной инструкции МСХ СССР 1951 года.

Список использованной литературы

1. Алпатов В.В., Фольц А.В. Значение пчеловодства в условиях военного и послевоенного времени. Весенние работы на пасеке. М.: Всероссийское общество охраны природы, 1943. – 35 с.
2. Ветеринарное законодательство. Сборник инструкций, наставлений, правил и положений. Сост. Е.М. Идельс, А.А. Поляков. Под ред. А.М. Лактионовой 3-е изд., переработанное и дополненное, 1941, с. 563.
3. Ветеринарное законодательство. Сборник постановлений, инструкций, наставлений, правил и положений. Сост. А.А. Поляков, А.М. Лактионова. – М.: ОГИЗ-Сельхозгиз, 1947, с. 563-594.
4. Виноградова Т.В. Химиотерапия и дезинфекция при нозематозе. //Болезни пчел. Труды XXVII пленума ветеринарной секции ВАСХНИЛ. Под ред. акад. К.И. Скрябина. – М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1949, с. 106-111.
5. Зябкин А.С. Пенициллинотерапия пчел, больных европейским гнильцом. //Болезни и отравления пчел. Труды объединенного пленума секций пчеловодства и ветеринарии. – М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1955, с. 46-54.
6. Ишемгулов А.М., Псянчин Ю.В. Пчеловодство Башкортостана в 1941-1945 годах. //Пчеловодство, 2020, №4, с. 3-5.
7. Кирьякова В.А. Материалы по патологической физиологии и биологии нозематозных пчел. //Болезни пчел. Труды XXVII пленума ветеринарной секции ВАСХНИЛ. Под ред. акад. К.И. Скрябина. – М. Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1949, с. 97- 106.
8. Колбина Л.М., Осокина А.С. Пчеловодство в Большеучинском сельском совете Удмуртской АССР с 1937 по 1941 годы. //Пчеловодство, 2021, №2, с. 56-59.
9. Колбина Л.М., Санникова Н.А. Пчеловодство Удмуртской АССР в годы Великой Отечественной войны. //Пчеловодство, 2020, №4, с. 6-8.
10. Костоглодов В.Ф., Бояджи Г.Х. Пчеловодство в Ростовской области. Ростов-на-Дону, 1946. – 75 с.
11. Леонтьева А. Опыт работы по борьбе с болезнями пчел. //Пчеловодство. Сборник статей. – М. Московский рабочий, 1953, с. 39-43.
12. Петров Е.М., Гнездин А.П. История башкирского пчеловодства. – Уфа: Китап, 2014. – 272 с.
13. Полтев В.И. Болезни пчел. – М. ОГИЗ-Сельхозгиз, 1948. – 304 с.
14. Полтев В.И. Состояние пасек и болезни пчел в Лужском округе. Тула: Тулпечать, 1930. – 10 с.
15. Пчеловодство. /Ю.А. Черевко и др. – М.: КолосС, 2006. – 296 с.
16. Сборник руководящих материалов по ветеринарии. Том II. Под ред. Ю.Н. Голощапова и А.А. Полякова. – М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1954, с. 351-361.
17. Скрыпник Е.И. Токсическое действие на пчел пыльцы и нектара бессоновского (репчатого) лука. //Болезни пчел. Труды XXVII пленума ветеринарной секции ВАСХНИЛ. Под ред. акад. К.И. Скрябина. – М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1949, с. 65-68.
18. Смарагдова И.П. Химиотерапия европейского гнильца сульфатиазолом натрия. //Болезни пчел. Труды XXVII пленума ветеринарной секции ВАСХНИЛ. Под ред. акад. К.И. Скрябина. – М.: Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1949, с. 151-157.
19. Шабаршов И.А. Русское пчеловодство. – М.: Агропромиздат, 1990. – 311 с.

© Матвеев О.Ю., 2021

PHP Code Snippets Powered By : XYZScripts.com