ОККАЗИОНАЛЬНОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ М.И. ЦВЕТАЕВОЙ

УДК 81

Алиева З.М
бакалавр 3 курса
Ингушского государственного университета, Россия

«ОККАЗИОНАЛЬНОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ М.И. ЦВЕТАЕВОЙ»

Alieva Z.M.
Bachelor of 3 courses
Ingush State University, Russia

«OCCASIONAL WORD FORMATION IN THE WORKS OF M.I. TSVETAEVA»

Resume

The article analyzes the use of word-formation occasionalisms presented in the poetry of M.I. Tsvetaeva. The main parts of speech, which were used by M. Tsvetaeva in the derivation of occasionalisms, and the main ways of their occurrence are highlighted.

Key words
occasionalisms, Russian poetry, Tsvetaeva, word formation, poetic individuality, poet of the twentieth century.
Аннотация

В статье анализируется использование словообразовательных окказионализмов, представленных в поэзии М.И. Цветаевой. Выделены основные части речи, которые использовала М. Цветаева в словообразовании окказионализмов, и основные способы их возникновения.

Ключевые слова
окказионализмы, русская поэзия, Цветаева, словообразование, поэтическая индивидуальность, поэт ХХ века.

Окказионализм (от лат. оссasionalis-случайный)-это индивидуально-авторский неологизм, который создан поэтом или писателем согласно существующим в языке непродуктивным словообразовательным моделям и который используется исключительно в условиях данного контекста, как лексическое средство художественной выразительности.
В окказиональном словообразовании М. Цветаева использовала основные части речи: существительное, глагол, прилагательное. Окказиональные существительные в основном представлены:
• названиями лиц;
• отвлеченными именами со значением признака;
• абстрактными именами со значением действия и состояния;
• именами со значением места.
1. Названия лиц образуются:
a) суффиксальным способом — с помощью суффиксов -тель, -щик, -ец, -ниц (хвататели минут, высасыватель глаз, заглатыватель тайн, держись, злецы, ср. также названия лиц женского рода: всеутолительница, жажд, уст-/ Упокоительница;)
б) сложением основ (бредовар, женомраз, полодеры)
2. Отвлеченные имена со значением признака представлены суффиксальными образованиями:
а) с суффиксом -ость (основной тип): душность, жаркость, слепость, тусклость, простоволосость, обессыновленность, раскосость;
б) с суффиксом -изн (прямизна ресниц, первоглубизн, из слуховых глушизн);
в) с суффиксом -ынь (хвалынь-перелынь);
г) с нулевым суффиксом (рдянь, сень, ржавь, теснь, резь).
3. Абстрактные существительные со значением действия и состояния содержат следующий тип:
а) с суффиксом -ние/ -нье (струенье, сквоженье, оттолкновение, задыхание и др.).
4. Окказиональное имя на -ние может возникнуть от глагола, восстанавливаемого с помощью обратного словообразования, ср. ресничное-пересвёркивание, последнее перетрагивание.
5. Понятие «разминовение», играющее, столь важную роль в поэтическом мире М. Цветаевой, является окказионализмом:
а) с суффиксом -ство (приютство, рьянство, девчончество);
б) с суффиксом -ка (взбежка, сцепка, склевка, сплевка);
в) с суффиксом -ба (урчьба, звоньба);
г) с суффиксом -ёж (крутёж);
д) с нулевым суффиксом (лёжь, враль, ков, взбег, рык, сшиб, вжим, вмах, перестук, переверт, скоробежь, скородышь).
6. В особую группу выделяются существительные междометного типа (перх, крёхт, чёс и др.).
Глагольные окказиональные образования (глагол, причастие, деепричастие) могут быть префиксальными и префиксально-суффиксальными.
1. Префиксальные глагольные окказионализмы образуются с помощью таких приставок как:
а) пере- (пересмеялся, перегородился, перезлословил). Такие формы могут рождать и новый глагол: переовечил, перемонаршил;
б) у- (усторожил, упляшут, упоют);
в) обез- (обезнадежено, обеззноено, обезжемчужено, обезмужено – в качестве производящей основы выступают именные формы);
г) на- (насказано, налюблено, наласкано и др.)
2. Суффиксально-префиксальный тип представлен следующими моделями:
а) в- + -ива / -ыва (впадываются, вплясываются, вкрикиваются, вшептываются);
б) из- + -ива ( не издаривайся);
в) по- + -ева (пошалевать, поволевав);
г) вы — + -а, -и (выдышаться, выстонала, выкровяна).
3. Окказионализмами являются формы повелительного наклонения, которые выходят за нормы грамматической системы русского языка: Тони да не кань, Рухай, / Сонм сил и слав, Ржавь губы, Мрачи глаза, Словакия, словачь (от существительного словак с восстанавливаемым по форме повелительного наклонения глаголом словачить), а также деепричастные формы (паша, пляша, жжя, рвя, лия).
Окказиональные прилагательные представлены в основном сложными словами (слеполетейский мак, сребролетейский плач — ср. поэтическую традицию 18 века). Сложносоставные прилагательные сконцентрированы в трагедиях М. Цветаевой.
Окказиональное слово действенно тогда, когда оно является единственным способом выразить необходимый для поэта смысл. Окказионализмы в поэтическом языке М. Цветаевой делятся на две группы, которые имеют синонимы и не имеют синонимов в литературном языке. Если окказиональное слово имеет словарный синоним, цель введения такого окказионализма – освобождение от ненужных значений (лексических и стилистических), активизация тех значений производящего слова, которые не вошли в значение словарного синонима, ср.:

синонима, ср.:
Есть час на те слова.
Из слуховых глушизн
Высокие права
Выстукивает жизнь
(«Есть час на те слова», 1922).

В паре глухота – глушизны оба слова обозначают признак, отвлеченный от его, носителя. Но слово глухота в современном русском литературном языке имеет конкретное значение (глухота – отсутствие слуха у человека, животного), а в переносном значении содержит отрицательную оценку (ср. моральная глухота). Оба этих значения не могут быть применимы к стиху М. Цветаевой (здесь важен и фонетический облик суффикса, позволяющий в рифменной позиции соединить глушизн – жизнь), в котором речь идет о высоком часе познания смысла жизни. Ср. также:

Ночь: час молитвенностей
Винт хочет вытянуться.
(«Поэма лестницы», 1926).

Возможно было бы: «Ночь: час молитв», но в смысловую структуру стиха необходимо добавить два компонента: указание на торжественное состояние души во время молитвы и на открытость, внутреннее освобождение человека, обращающегося к богу, что сложным образом перекликается с физическим освобождением и расслаблением («Винт хочет вытянуться»). Этих значений нет слове молитва, но они есть в молитвенности. В этом оправдание введения окказионализма и его художественная функция

Список использованной литературы

1. 3убова Л. В. О семантической функции грамматических архаизмов в поэзии М. Цветаевой. I «Вопросы стилистики. Функциональные стили русского языка и методы их изучения». Саратов, 1982.
2. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Л., 1972.
3. Цветаева М.И. – Стихотворения. Поэмы. – 2-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2003.– 304 с.

©Алиева З.М.

PHP Code Snippets Powered By : XYZScripts.com