ПРИЗНАНИЕ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ КАК ПОСЛЕДСТВИЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ ПРИ БАНКРОТСТВЕ

УДК 343.736.

Лахтин А.Л.,
студент магистратуры 3 курса
Набережночелнинский институт (филиал)
Казанского (Приволжского)
Федерального университета
(Республика Татарстан)

ПРИЗНАНИЕ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ КАК ПОСЛЕДСТВИЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ ПРИ БАНКРОТСТВЕ

Аннотация

В публикации рассматриваются признаки недействительности сделок при банкротстве должника, специфика признания сделок ничтожными. Различие оспоримой сделки, совершенной в подозрительный период от ничтожной сделки, совершенной при злоупотреблении правом. Аспекты применения норм специального закона в конкуренции общими нормами Гражданского кодекса при признании сделок недействительными.

Ключевые слова
Недействительная сделка, оспоримая сделка, ничтожная сделка, злоупотребление правом при банкротстве.

Универсальным способом защиты нарушенного права является признание сделки недействительной [1].
В свою очередь такая категория восстановления нарушенного права кредиторов при банкротстве считается и самой сложной в правоприменительной практике.
По общему признаку недействительность сделки подразумевает под собой не возможность достижения юридического факта, порождающего гражданско-правовые последствия, которые в обычном обороте желают достичь стороны сделки.
С субъективной стороны под недействительностью сделки понимается причинение вреда кредиторам. В объективном плане считается наличие пороков сделки, достаточных для признания ее недействительной [2].
Сделки, при которых нарушены условия законности, правосубъектности, не совпадения волеизъявления сторон сделки либо несоблюдение формы сделки влекут их недействительность [3].
Как правило правом на признание сделки недействительной обладают стороны сделки и лица на чьи права и интересы происходит воздействие совершенной сделкой.
Для определенных категорий гражданских правоотношений законодателем предусмотрена процедура, направленная на восстановление нарушенного права лицам, прямо не участвующих в сделке, но имеющим право требовать судебного признания недействительности сделки.
Так, Федеральным Законом «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ, предусмотрена глава III.1. оспаривание сделок должника, то есть конкурсное оспаривание сделок [4].
Понятие сделки в главе употребляется в широком смысле, включает в себя не только договоры гражданско-правового характера, но и исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательство, исполнение судебного акта налоговых платежей, а также сделки, совершенные другими лицами за счет должника.
Таким образом, механизм оспаривания сделок при банкротстве представляет собой специальный порядок, с особыми основаниями признания сделок недействительными.
К таким основаниям относятся сделки, совершенные с предпочтением и подозрительные сделки, с ретроспективой три года для подозрительных сделок и 6 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом для сделок, совершенных с предпочтением.
Условия и основания оспаривания сделок закреплены в диспозиции и гипотезе норм главы III.1. Закона о банкротстве. С учетом наработанной судебной практики законодатель справился с вопросами толкования, применения, действия норм конкурсного оспаривания. Более того, с момента появления главы III.1. Закона о банкротстве уже сложилась определенная практика, которая нашла свое отражение в Постановлении Пленума № 63 [5].
Если в теоретическом плане с конкурсным оспариванием все более-менее понятно, то на практике в не редких случаях возникает конкуренция основания признания сделок недействительными по нормам ГК РФ и нормам специального закона о Банкротстве. Однако возможность применения к отношениям несостоятельности положений ГК РФ о недействительности не исключает и применения норм специальных законодательных актов.
Критерии признания сделки недействительной с позиции гражданского кодекса нивелирующие нормы закона о банкротстве всегда применяются с позиции злоупотребления правом сторонами совершенной сделки. От особенности применения основания признания сделки недействительной зависят и сроки исковой давности подачи заявления о признании сделки таковой. При этом, согласно, закона о банкротстве сделки оспариваемые по нормам главы III.1. Закона, могут быть признаны недействительными только как оспоримые.
Сделки, которые направлены на явное или скрытое причинение вреда имущественным правам кредиторов и иным лицам чьи права и интересы затрагивает процедура банкротства признаются ничтожными по общим правилам, с применение нормы 10 Гражданского кодекса РФ (злоупотребление правом). При этом с того момента, когда оспаривающее лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения, применяется общий срок исковой давности, составляющий три года (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Таким образом, квалификация сделки как ничтожной позволяет выходить за пределы сроков, установленных специальными положениями Закона о банкротстве (ст.ст. 61.2; 61.3 Закона).
Постановлением Пленума № 63, (абзац 4 пункт 4) разъяснено применение общих оснований ничтожности сделки. Стоит отметить, что позиция ВАС РФ на практике создала своего рода коллизию применения установленных правил при оспаривании сделок в процедуре банкротства, часто приводящая к процессуальному злоупотреблению. Для признания сделки ничтожной необходимо выявить и определить пороки сделки, то есть умышленное поведение сторон сделки, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам. На практике встречаются случаи переплетения норм общего и специального права, что и приводит к коллизиям [6].
Подводя итог вышесказанному, стоит отразить что сделки, совершенные с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленные на причинение вреда третьим лицам, с наличием целенаправленного и сознательного умысла сторон сделки, признаются совершенными с злоупотреблением правом. При это само поведение сторон должно выражаться в истинной цели совершения сделки, при которой стороны намеревались реализовать какой-либо противоправный интерес, неопровержимо свидетельствующий о наличии факта злоупотребления правом [7].
В настоящее время в правоприменительной практике все меньше проявляются отклонений в применении положений главы III.1. Закона, что конечно же обнадеживает и в теории приводит к реализации принципа единообразия судебного акта, как и усилению роли прецедентов.

Список использованной литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ// консультант плюс [Электронный ресурс]. (дата обращения: 06.09.2021).
2. Эрлих М.Е. «Конфликт интересов в процессе несостоятельности (банкротства). Правовые средства решения». Монография. М., 2015.
3. Гражданское право: Учебник. В 2 т. / Под ред. Б.М. Гонгало. Т.-1. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2018.
4. Федеральный Закон «О несостоятельности (Банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ// КонсультантПлюс [Электронный ресурс], (дата обращения: 07.09.2021).
5. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2013 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1. Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»»: // КонсультантПлюс [Электронный ресурс], (дата обращения: 07.09.2021).
6. Определение ВС РФ от 09.02.2017 N 307-ЭС16-10973(2) по делу N А52-2134/2014 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс], (дата обращения: 07.09.2021).
7. Пункт 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»// КонсультантПлюс [Электронный ресурс], (дата обращения: 07.09.2021).

© Лахтин А.Л., 2021

PHP Code Snippets Powered By : XYZScripts.com